• Войти

Жительница Кировоградщины спасла маленького еврейского мальчика от гитлеровцев

Мария Матвеевна Кочерга жила в селе Нижние Верещаги. Ее единственная дочь Елена в 1938 году вышла замуж в соседнее село Бирки и перебралась туда. Мать часто навещала дочь, особенно после того, как в 1939-м родилась внучка Люба. В самом начале Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года муж Елены был призван на фронт. В селе почти не осталось мужчин и женщины в колхозе вынуждены были делать и мужскую работу. Так, например, Елене Михайловне Перебейнос пришлось стать трактористкой. В это тяжелое время маленькую Любу забрала к себе бабушка Мария Матвеевна.

В один из апрельских дней 1942-го Мария и Елена шли проселочной дорогой в Бирки и вдруг заметили на обочине оборванного и окровавленного ребенка. Они сразу поняли, откуда он, так как накануне вся округа слышала автоматные очереди со стороны урочища Заготки вблизи поселка Александровка и все знали, что там расстреливают евреев. Женщины привели мальчика домой к Елене, помыли и накормили его. Немного придя в себя, он стал рассказывать о случившемся, и из его путанных слов они узнали, что зовут его Миша, ему шесть лет и он приехал с бабушкой из Ленинграда. После расстрела он как-то выбрался из ямы с телами погибших, сначала прятался в скирде, потом, страдая от голода и холода, пошел, сам не зная куда. Слушая его, Мария и Елена плакали от сострадания к невинному ребенку, которому пришлось пережить столько горя. И несмотря на страх перед властями, Мария Матвеевна решила забрать Мишу к себе и попытаться спасти его.Жительница Кировоградщины спасла маленького еврейского мальчика от гитлеровцев



Так у маленькой Любы появился старший брат. Дети росли вместе, окруженные лаской и заботой бабушки Марии и мамы Елены. Мишу особенно не прятали: Мария Матвеевна рассудила, что ей все равно не утаить от соседей мальчика, и положилась на их порядочность. И действительно, никто из жителей села не пошел на предательство, хотя многие догадывались и по виду, и по говору мальчика, кто он на самом деле. Даже сельский полицай дал убедить себя в том, что незачем докладывать начальству о неожиданном появлении у Марии Кочерги 6-летнего внука.

А Миша, казалось, забыл об ужасах, пережитых им в первый год оккупации, жил жизнью сельского мальчишки, играл со своими сверстниками, помогал бабе Марии по хозяйству. Единственное, что крепко помнил всю войну, - это имена родителей и название улицы в Ленинграде, на которой жила его семья.

После освобождения района Красной Армией в январе 1944-го в доме Марии Матвеевны остановился советский офицер, еврей. Он подробно расспросил хозяйку и самого Мишу об обстоятельствах его спасения и отправил в Ленинград в комитет по телевидению и радиовещанию письмо следующего содержания: «Дорогие товарищи, помогите мне разыскать родителей мальчика Миши, отправленного из Ленинграда с бабушкой в 1941 году в Александровку Кировоградской области. Немцы, заняв эту местность, стали расправляться с населением и расстреляли старушку – Мишину бабушку, а четырехлетний мальчик убежал. Сейчас ему уже 7 лет, он находится в селе Нижние Верещаги Александровского района Кировоградской области, у колхозницы Марии Матвеевны Кочерги. Отца Миши зовут Давид, мать – Вера, жили они на улице Дзержинского, отец работал на тракторном заводе. Фамилию свою мальчик не помнит, но надеюсь, что родители его услышат это письмо и разыщут своего сына».

Так и случилось: 12 мая 1944 года мать Миши Нижовенко Брайна (Вера) Моисеевна, услышала по радио это сообщение. Радость ее была безгранична: ведь сразу после освобождения Александровки и она, и ее муж посылали запрос в поселковую администрацию и получили ответ, что их сын Михаил, а также мать Брайны Шифра Ходоровская были уничтожены вместе с остальными евреями. Летом того же года Брайна приехала за сыном и увезла его отратно в Ленинград.

Мария Мавеевна Кочерга умерла в 1977 году, в возрасте 85 лет. В последние годы жизни у нее уже не было связи со спасенным ею мальчиком, но она до самой смерти вспоминала о нем с теплотой и любила его не меньше собственных внуков. Связь между спасителями и спасенным была восстановлена в 90-х годах, благодаря статье, появившейся по инициативе местного краеведа Петра Колесника.

Комментарии