• Войти

Киевский священник, помогавший евреям в оккупации

Священник Алексей Александрович Глаголев был настоятелем Покровской церкви в Киеве, на Подоле. Его отцом был священник Александр Глаголев - профессор Киевской духовной академии и специалист по древнееврейской религии и обрядам. В 1911 – 1913 гг. во время процесса по делу Бейлиса, обвиненного в ритуальном убийстве, профессор Глаголев решительно выступал в защиту обвиняемого.

В годы нацистской оккупации Алексей Александрович Глаголев, его супруга Татьяна Павловна и дети-подростки Магдалина и Николай, как могли, старались помочь преследуемым евреям.

В начале октября 1941 года к Глаголевым обратилась свояченица Алексея Александровича Мария Егорычева с просьбой помочь ее невестке, еврейке Изабелле Миркиной. Несмотря на немецкий приказ всем евреям города явиться 29 сентября к 8 часам утра в назначенную точку сбора с документами и ценными вещами, Изабелла и ее десятилетняя дочь Ирина спрятались в доме Егорычевой. Но оставаться там на длительное время было опасно. Стараясь помочь несчастной женщине, Татьяна Глаголева отдала ей свой паспорт, что позволило Миркиной покинуть Киев и какое-то время пожить в селе. Ее дочь Ирина оставалась тем временем у своей русской бабушки Марии Егорычевой.

В конце ноября Миркина вернулась в Киев, чувствуя, что в селе ей грозит опасность. Глаголевы поселили ее у себя в качестве родственницы. Через некоторое время туда же перебралась ее дочь. В течение двух лет, до освобождения Киева Красной Армией, они жили у Глаголевых в церковной усадьбе по улице Покровская 7, а летом выезжали вместе с ними в село.

По совету той же Марии Егорычевой к отцу Глаголеву обратился житель Киева Димитрий Пасечный: его жена Полина и мать жены Евгения Шевелева скрывались с начала оккупации. Священник оформил на них церковные метрические записи на старых бланках. Впоследствии Пасечный с женой и тещей некоторое время жили в постройке, находящейся на территории Покровской церкви.

Киевский священник, помогавший евреям в оккупации

Миркина и Шевелевы были не единственными, кому помогала семья Глаголевых – любые преследуемые, независимо от их национальности и веры, находили временное убежище под крышей священника и обеспечивались фальшивыми метрическими свидетельствами. Много усилий приложили Глаголевы для спасения Николая и Людмилы Гермайзе и их сына Юрия, крещеных евреев. Но, к сожалению, они погибли. По свидетельству Изабеллы Миркиной, чтобы спасти людей от принудительных работ в Германии, отец Алексей многим выдал справки о том, что они являются певчими, пономарями и сторожами в Покровской церкви. Летом 1943-го Глаголевы не подчинились немецкому приказу о выселении из района Подола и продолжали нелегально жить на территории церкви. Осенью перед самым освобождением Киева Алексей Александрович с сыном Николаем попали в немецкий концлагерь на улице Артема. К счастью, им удалось бежать.

После войны, в 1945 году, по просьбе церковного руководства отец Алексей Глаголев составил записку на имя первого секретаря ЦК Компартии Украины Никиты Сергеевича Хрущева о своей деятельности в годы оккупации. Впервые она была опубликована в 1998 году в журнале «Новый Мир», через 53 года после ее написания и через 26 лет после смерти отца Алексея Глаголева в 1972 году.

Комментарии