• Войти

Жительница Полтавщины рисковала жизнью для спасения еврейской семьи

Евдокия Григорьевна Коверда жила в городе Пирятин Полтавской области. Во время немецкой оккупации муж ее был на фронте, и она осталась вдвоем со своим четырехлетним сыном Николаем.

Среди знакомых Евдокии Григорьевны была Мария Букина, работавшая продавцом в хлебном магазине. У Букиной тоже был маленький сын - Владимир, и женщины частенько рассказывали друг другу о своих детях.

После немецкой оккупации, во второй половине сентября 1941 года евреи Пирятина стали подвергаться преследованиям, и вскоре их насильно переселили в гетто, созданное на улицах Гоголя, Набережная и Советская. Мария Букина с сыном тоже оказались в этом гетто. В страшный день 6 апреля 1942 года началось массовое уничтожение узников гетто: евреев партиями выводили за город в место, называемое Пироговой Левадой, где расстреливали на краю огромного рва. Партия, в которой оказались Мария Букина с сыном, была пригнана на место вечером, когда уже стемнело, поэтому немцы и полицаи решили обреченных оставить в живых до утра.

Жительница Полтавщины рисковала жизнью для спасения еврейской семьи


На рассвете Евдокия Коверда отправилась в лес за дровами и хворостом и вдруг услышала плач и крики, доносившиеся из Пироговой Левады. Подойдя поближе, она ужаснулась, увидев несчастных людей, знавших, что жить им осталось совсем немного. Вооруженные охранники грубо закричали на Марию Григорьевну, пытаясь отогнать ее от еще незасыпанной ямы с телами убитых. Вдруг в толпе она заметила Марию Букину с сыном на руках. Взгляды двух женщин встретились и они без слов поняли друг друга. Бросив дрова, Евдокия Григорьевна обратилась к одному из охранников, умоляя отпустить ее сестру, которая, якобы, находится среди евреев по ошибке. Но охранник ничего не хотел слушать, отталкивал Евдокию, угрожая, что если она не уйдет, то будет расстреляна вместе с евреями. Мария, наблюдавшая за происходящим со стороны, прокричала ей: «Прощай, Дуня, мы уже не увидемся, иди домой, а то и тебя расстреляют». Но Евдокия Григорьевна не ушла. Плача в голос, она подошла к находившемуся поблизости немцу, пытаясь жестами объяснить ему, в чем дело. Немец внимательно посмотрел на нее и... поверил ей! По его приказу Марию Букину с сыном вывели из оцепления. Все еще не веря в свою удачу, они как-то дошли до дома Коверды в Пирятине.

Сначала Евдокия Григорьевна спрятала спасенных под печкой, когда стало теплее – перевела на чердак, летом оборудовала им место в сарае. Через какое-то время ближайшие соседи узнали о том, что у нее прячется еврейка с сыном. Никто не выдал ее властям, хотя все осуждали поступок Евдокии, говоря, что только сумашедшая может так рисковать собой и своим ребенком.

До освобождения города 18 сентября 1943-го спасительница и спасенная пережили много опасных ситуаций. Однажды два немца вломились в сарай, где в это время находились Мария с сыном, в поисках яиц; в другой раз маленький Володя заболел малярией и только чудом не умер и никого не заразил.

После войны женщины сохранили свою дружбу на много лет, так же как и их сыновья. Евдокия Григорьевна всегда немного стеснялась, когда в ее присутствии кто-то упоминал о спасении ею евреев. Сама она не считала, что совершила что-то особенное: просто не могла поступить иначе.

Комментарии